Journal of Geocryology, v.1, 2000

 

Ю.Н.Голубчиков

СЕВЕР В ГЕОСТРАТЕГИИ РОССИИ

 

Оттесненная с распадом СССР в северо-восточную глубь Евразии Россия очутилась северной страной. Ее географический центр переместился за Полярный круг к эвенкийскому озеру Виви (66 градусов 25 минут северной широты и 94 градуса 15 минут восточной долготы). Географический фасад окончательно развернулся к Арктике.  Ни у одной из стран, кроме Гренландии, нет теперь такой доли заполярных и приполярных территорий, как у России.  Здесь проживает самая большая доля приполярного населения Земли, расположенного ближе всего к Северному полюсу. Впрочем холодной экстраконтинентальной страной Россия была всегда. Даже на благодатных Кубани и Южной Украине зимние условия куда жестче скандинавских.

Некоторые  называют Россию  Евразийским государством, мол, не совсем она Европа, но и не  Азия вовсе, одним словом, - Евразия. Думается, трудно  найти большую путаницу в частях света. Россия ни Запад, и ни Восток. Искать ее надо выше. Она Север. Не между двух стульев Европы и Азии расположилась Россия. Евразией скорее был Советский Союз. У России же трон один. Он там, где кончаются континенты и начинается Арктика. Оттуда возвышается и нависает она над странами и Запада и Востока.

Можно только восхищаться гением русского народа, сумевшим в столь экстремальных условиях построить сложнейшую экономику, выходившую на второе место в мире и добиться высокого уровня жизни. Разумеется, не такого , как в высокоразвитых странах, где живет лишь 15% населения Земли. Но там они изначально жили гораздо лучше, чем в России. Уровень их жизни был выше нашего и 100, и 300, и 1000 лет назад. Но и Россия никогда не жила так, как остальные 80% населения планеты, треть из которого самым настоящим образом голодает.

А между тем от всех стран мира Россию всегда отличали колоссальные затраты на защиту своих граждан от холода.  И  субсидировать для  жителей России тепло, топливо и морозостойкое жилье российскому государству придется всегда. А с учетом  расстояний страны, то еще и транспорт. 

В ближайшие годы России  предстоит прорубить выход в мировое экономическое пространство через моря Северного Ледовитого океана. Для значительной глубинной части страны только здесь существуют условия прямого выхода на мировые рынки, минуя контролируемые другими странами проливы Каттегат и Большой Бельт, Лаперуза и Цигару, Корейский и Осуми, Босфор и Дарданеллы.

В укреплении связей отдаленных районов России с Центром никак не обойтись  без воссоздания Северного Морского пути, строительства полярных железнодорожных магистралей и модернизации, связывающих Север с Центром сети трансконтинентальных магистральных газопроводов. Без формирования такого нового широтного экономического пояса невозможно  сохранить единое экономическое и политическое пространство России.

Глобальная роль  России

Даже после утраты 5,3 млн. кв.км Россия все еще занимает 12% земной суши. Почти половина ее пространств не отягощено антропогенной и техногенной нагрузкой. Это значит, что пролетая над ними на самолете или рассматривая их аэрокосмические снимки невозможно обнаружить никаких следов человеческой деятельности - населенных пунктов, дорог, водохранилищ, линий электропередач, возделанных полей. В Европе таких площадей насчитывается всего 2,8%. Если в Великобритании площадь полностью нарушенных земель составляет 98,7%, то в Восточносибирской тайге она всего 4,4% [19, 18, 1].

Если на карте современной России провести линию Архангельск-Хабаровск, то она приблизительно разделит страну на две равные части. При этом на пространстве охватываемом правой, северо-восточной половиной карты, окажется около 7 млн. человек.  Это примерно 5% населения России, а 95% ее жителей дислоцировано юго-западнее,  на левой половине карты. Правая половина карты,  собственно говоря, и есть Российский Север.

Люди там распылены на таком огромном пространстве, что этому трудно найти сравнение. Редкие поселки и города можно сравнить с островками в океане. Преодоление пространств между ними наземным путем - смертельно опасно. Административно-территориальные границы условны и не имеют никакого реального значения. Население отличается супер молодой возрастной структурой и большой миграционной активностью. Доля трудоспособного населения - наивысшая в России.

В наиболее густонаселенных районах мира, занимающих примерно 7% земной суши, сосредоточено свыше 70% человечества [4]. Этим разбросанным приморским перезаселенным территориям как бы противостоит целостная континентальная глыба Российского Севера, также занимающая 7% земной суши. Но проживает на ней лишь 0,2% населения земного шара.

На 17 млн кв.км России находится 15% всех практически не затронутых деятельностью человека земель планеты, 46% мировой площади внетропических лесов [18]. Практически все они сосредоточены в северных и восточных регионах России. Здесь же оказались главные запасы пресной воды человечества. В России находится крупнейший в мире сравнительно единый массив естественных экосистем. Именно его холодные консервирующие пространства России являются главным поставщиком кислорода на планете. Годовой баланс выделенного за счет деятельности лесов России кислорода составляет 12930 млн.т. [19]. Никакие тропические леса, которые больше расходуют кислород на процессы гниения, чем производят его, не сравнятся по производству кислорода с нашей скромной северной тайгой [1].

Ни у одной из стран мира не сохранились столь обширные площади со столь незаселенной, а значит еще неразрушенной природной средой, как у России в ее северных и восточных владениях. Глобальная роль России в том и состоит, что она своего рода биосферный резерват земного шара. С позиции национального богатства завтрашнего дня сохранившаяся природная среда и красота территории станут главной ценностью любой страны [1, 19]. Уже сейчас для многих стран нетронутые земли значат не меньше богатства недр. Цена жизненного пространства растет гораздо быстрее добываемого посредством его разрушения сырья. Сырье можно будет заменить другим сырьем, ненарушенную территорию - заменить нечем.

Наш Российский Север, безусловно" самый богатый регион земного шара и по количеству природных богатств - нефти, газа, золота, алмазов, редких и цветных металлов, пушнины, рыб ценных пород, чистой воды. При этом уникальной особенностью Российского Севера является концентрация ряда дорогостоящих природных ресурсов на относительно небольшой площади, а также высокое содержание полезного вещества в рудах и россыпях.

Россия в современном мире

Главная черта России  -  безлюдность  холодных и богатых природными ресурсами громадных пространств.  По своему ресурсному потенциалу Россия превосходит США в 2-2,5 раза.  Большинство из приналежащих России ресурсов будут в мире исчерпаны через 1-1,5 поколения и именно из-за них ожидаются  главные  войны  ХХ1  века.  Сегодняшнее снижение цен на ряд из них (прежде всего нефть и газ) создано во  многом  искусственно.  Финансово-сырьевым воротилам современного мира хорошо известно, что истощение любого ресурса приближает его рыночную цену к бесконечности.

Некоторые месторождения уникальны в мировом масштабе, например Талнахское медно-никелевых руд, якутских алмазов, россыпного золота на северо-западе Чукотки, апатито-нефелиновых руд на Кольском полуострове. Все они отличаются не только высокой концентрацией полезного компонента, но и высокой пространственной компактностью. Даже известные газовые месторождения Западной Сибири настолько сконцентрированы в пространстве, что 92% российского газа добывается на относительно небольшой площади Надым-Пур-Тазовской группы месторождений. Территории настолько компактной, что небольшой удачный ракетный удар сразу подорвет теплоэнергоснабжение главных районов страны. Именно эта высокая пространственная концентрация очень богатых месторождений и определила высокую экономичность в использовании северных пространств и существенную их экологическую ненарушенность.

Житель Российского Севера в 100-200 раз богаче природно-территориальными ресурсами и ненарушенным хозяйственной деятельностью жизненным пространством, чем житель Европы [1, 19]. Именно в северных наших пределах лежат важнейшие природные ресурсы, большинство из которых будут в мире исчерпаны через 1-1,5 поколения. Сегодняшнее снижение цен на ряд из них (прежде всего нефть и газ) создано во многом искусственно. Финансово-сырьевым воротилам современного мира хорошо известно, что истощение любого ресурса приближает его рыночную цену к бесконечности. Из-за этих истощающихся природных ресурсов ожидаются главные войны ХХ1 века.                            

     Расчистка пространства началась

     Рыночные механизмы и свободные тарифы на транспорт, топливо и энергию  вытесняют сегодня Север и Восток России из общероссийского экономического пространства. Некоторые не прочь вытеснить их еще из политического  пространства России. Расхожими в России  стали  представления о ее пространствах как о "зле и проклятье". На их преодоление нужно тратить много усилий, сооружать сложную инфрастуктуру, содержать громоздкий бюрократический аппарат. Не лучше ли, мол, - говорят некоторые, - вместо северного завоза организовать вывоз северного населения.  Ах, если бы за Уралом плескался океан, мы бы давно вступили в сообщество цивилизованных стран. Пространства России ее обуза и беда.

     И вот  правительство впервые за 60 лет не принимает никакого решения о северном завозе. Жестокий мороз парализует жизнь северян на пороге третьего тысячелетия. Ускоренными темпами начинается  расчистка пространств Российского Севера. Программе переселения северян присваивается статус президентской. Международный банк реконструкции и развития предоставляет на ее реализацию льготный заем с кредитом для пилотного проекта в 80 млн. долл. Выселение северян становится одной из главных забот нового Министерства региональной политики. А  авторы книги "Экологические проблемы: что происходит, кто виноват и что делать?" ( под ред. министра-академика Данилова-Данильянца), заявляют: "Необходимо создание законов, в которых призывы и действия, ведущие к дальнейшему освоению Севера, Сибири, Дальнего Востока России расценивались бы как самые серьезные преступления против народов России." [с. 216).

     Все последовательнее и настойчивее проводятся построения, согласно которым из-за бездумного освоения Севера обезлюдели брошенные теперь деревни центральных районов и даже города Московского и Ленинградского регионов [23].

Чтобы представить размеры такого опустошительного для центральных районов страны оттока населения на Север приведу пример Диксонского района Таймырского автономного округа. Округ этот по площади больше Украины и Белоруссии вместе взятых. Одним контуром пересекающих его гор Бырранга можно свободно накрыть Кавказ. Под стать округу и площадь Диксонского района, превышающая Московскую область. Но в отличии от Московской области все население Диксонского района городское, сельского нет. Сосредоточено оно в одном городе Диксон- знаменитой столице Главсевморпути. Помните: "четвертый день пурга качается над Диксоном". Проживает в этом обозначенном почти на всех картах мира городе 1,6 тыс. жителей. От Диксона до центра Таймырского округа Дудинки надо лететь несколько часов вертолетом. Расстояние до нее такое же как от Новгорода или Тамбова до Москвы. А жителей в Дудинке чуть меньше, чем в подмосковной Истре - 35,5 тыс. человек.

С юга к Таймырскому округу примыкает Эвенкийский автономный округ. По площади он поменьше Таймырского, но тоже больше всей Украины да еще вместе с Молдавией. Но живет на территории Эвенкийского округа всего 22,6 тыс. человек.

Вот численность жителей некоторых известных пунктов Российского Севера [Численность..., 1994]:

Город

Население, тыс.чел.

Город

Население, тыс.чел.

Дудинка

35,5

Тура

6,1

Игарка

18,2

Среднеколымск

4,8

Анадырь

13,5

Нижнеянск

2,7

Черский

8,2

Верхоянск

1,9

Тикси

7,8

Диксон

1,6

                                   

Из всех городов Сибирского Севера выделяется своей численностью Норильск. Вместе с пригородами его населяют 260 тыс. чел, из них в самом Норильске живет 163,4 тыс.чел. По меркам Центральной России - тоже ничего необычного.

Жители заброшенных районов Центральной России выезжали в основном не на Север. Напротив, они оседали в бывших советских республиках. Там, а не на Севере следует искать 25 млн. брошенных теперь русских людей.

Заведующий лабораторией института проблем развития атомной энергии В.В.Клименко [17] приходит к выводу о непригодности 11 млн 57 тыс. кв.км России из ее 17 млн кв. км для постоянного проживания населения. По меркам В.В.Клименко население не должно существовать там, где среднегодовая температура ниже -2 градусов, а высота над уровнем моря выше 2000 м. Другим странам, согласно В. Клименко, повезло куда больше. В Бразилии таких никому никуда не пригодных площадей, по его подсчетам, только 46 тыс.кв.км, в Индии - 39 тыс.кв.км, в Аргентине - 33 тыс.кв.км, в Казахстане их всего 10 тыс.кв.км, в Судане лишь 2 тыс.кв.км, а в Австралии едва набирается 1 тыс. кв.км. [17].

Если следовать В.Клименко, то подлежащими эвакуации населения окажутся Николаевск-на-Амуре (среднегодовая температура -2,4 градуса), Братск (-2,6 градуса), Чита (-2,9 градуса), расположенный на широте Киева Кызыл (-4,5 градуса) вместе со всей Северной Монголией и даже лежащий на широте Парижа китайский город Хайлар (-2,6 градуса, по станции Мяньдухэ -3,2 градуса). Выходит, жить нельзя не только в сибирской тайге, но и в степях и полупустынях Тувы, где население разводит верблюдов и выращивает бахчевые культуры. А вот юг Камчатки заселению уже подлежит (станция Озерная +1,3 градуса), как и тундры Кольского полуострова (Мурманск около 0 градусов). Ведь используемая В.Клименко в качестве показателя суровости климата низкая среднегодовая температура воздуха отражает прежде всего его континентальность.

Надо ли доказывать, что в отличии от безводных пустынь, труднодоступных высокогорий и душных джунглей Российский Север куда более доступен для обживания. Там холодно, но с холодом можно бороться. Избежать его легче, чем палящего зноя. К холоду можно даже привыкнуть. Многие негры или вьетнамцы отлично ощущают себя на Аляске моряками рыболовецких судов или нефтедобытчиками. Но вот эскимосы на юге США быстро заболевают и выздоравливают лишь в родной высокоширотной обстановке. Аналогичная ситуация прослеживается и у нас, где выходцы из полярных широт не приживаются в городах Центра или даже Южной Сибири. Уроженцы же Украины, Кавказа или Средней Азии чувствуют себя здесь вполне нормально.

Сегодняшний Север России обнаруживает все признаки перехода не только к нулевому росту модели Д.Медоуза, но и к "минусовому росту" программ партий зеленых многих стран. Отток населения с северных территорий России достиг колоссальных размеров. Из северных районов Восточной Сибири и Дальнего Востока с 1991 г. выехало примерно половина (около 750 тыс. чел.) жителей [15]. Уезжают наиболее молодые квалифицированные и в значительной степени адаптированные к северным условиям люди [1].

В Государственном Комитете РФ по вопросам развития Севера создан отдел переселения северян.  Заместитель его начальника пишет, что выселение людей с Севера позволит высвободить значительные  государственные  средства,  поскольку  годовые затраты  на  содержание  северянина  достигают сегодня 12-13 млн.  рублей в год [27]. Подобные суждения, отмечает Г.А.Агранат [1] обычно не сопровождаются никакими балансовыми расчетами, показывающими а сколько же приносит или мог принести среднестатистичесуий северянин стране?  Как соотносятся затраты на северянина с 60%  валютных поступлений, даваемых Севером  государству?  Ускоренными  темпами началась расчистка пространств Российского Севера.  Программе переселения северян  присвоен  статус президентской.  Пустеют поселки нашего Северо-Востока,  дававшего с 1932 по 1992 гг.  треть мировой добычи  золота,  многие дома заколочены.  Даже добыча золота перестала быть выгодным в России делом. Законсервировано более 40% фонда скважин Ханты-Мансийского автономного округа - главной нефтеносной площади страны.  Некуда стало  девать  и добываемую нефть.

Остающимся на Российском Севере приходится добывать средства к существованию браконьерством. Все более привлекательной кажется им идея дистанцирования от России. Ее подпитывают и непомерные транспортные издержки на связь с центральными районами. Стоимость билета от районов Дальнего Севера до Москвы 300-400 долларов и такая же на вертолет на Чукотке на расстояние в 300 км. Свободные тарифы на транспорт, топливо и энергию вытесняют Север из общероссийского экономического рынка [1].

В короткий период навигационного лета караваны судов должны завозить сюда тысячи тонн муки, тушонки, крупы, угля, мазута. Не всегда удавалось это выполнить даже в благоприятные советские времена. Сейчас же грузооборот Северного морского пути сократился в 2-3 раза. Нет больше многих обслуживающих его научных станций, обезлюдел главный его центр Диксон. Объемы завоза продуктов питания в северные районы России ежегодно сокращаются. В 1996 г. в среднем они были меньше, чем в 1995 г. на 1/3 [1, 3]. Поставки стали не всегда надежны и зависят от предоплаты. В расположенные же вдали от побережья поселки топливо и продовольствие во многих случаях транспортируется еще с перевалками. Его везут речными путями, затем нередко автотранспортом, иногда даже вертолетом. Стоимость таких продуктов становится одной из самых дорогих в мире.

Муку, крупу, бензин строительные материалы дешевле стало завозить на Дальний Север с Аляски [1]. Оттуда уже планируется сооружение железной дороги на Якутск с туннелем под Беринговым проливом. Реализация проекта приведет Северо-Восточный регион России под полный стратегический контроль США. В то же время протянувшийся к уникально богатым территориям БАМ и планировавшийся АЯМ объявлены символами безрассудности плановой экономики.

Мы, по пояс в грязи, на лежневках, врываемся в крупнейший в мире нефтегазоносный бассейн. Предприимчивые американцы  показывают, насколько целесообразно начинать освоение Севера со строительства надежных коммуникаций.  Пути сообщения вводят  они  задолго до открытия горнопромышленных предприятий, которые предназначены обслуживать. Дороги рассматривают как предпосылки эксплуатации новых ресурсов,  освоение которых на сегодня кажется еще нерентабельным [1].

Время свидетельствует: другие вместо нас возьмутся за освоение наших окраин. По всему периметру северных широт вторгается в "Российский Клондайк" цвет крупного международного бизнеса: Коноко, АРКО, АМОКО, Пепко, Шелл, Экксон, Бритиш Петролеум, Бритиш Газ. Завтра они за бесценок скупят остановленные рудники и фабрики, брошенные золотые прииски, законсервированные нефтяные скважины.

Сегодня в мире вновь возвышается геополитическое мышление, связывающее возможности государств с расширением и перераспределением пространства. Самой серьезной проблемой становится его дефицит. Заполнение пространства идет чрезвычайно быстро. Умножаются также отбросы. Экологически благоприятные среды становятся важнейшим ресурсом тех стран, которые ими обладают, а их поиски основным занятием экономистов, политиков и ученых. Во все усиливающейся степени привлекает их внимание огромность и незаселенность России. Постоянно указывается на нерадивость и бесхозяйственность в использовании российских пространств. Ставится вопрос об ограничении прав государств, неспособных распорядиться выпавшими на их долю природными богатствами "нашего дома - космического корабля Земля".

Отсутствие геостратегического и геополитического мышления у советского руководства во многом послужило причиной сокрушения СССР в холодном противостоянии двух сверхдержав. Характерно, что могучие вооруженные силы Советского Союза, на создание которых приносились в жертву колоссальные природные и людские ресурсы, не послужили гарантом его территориальной целостности. Их сокрушили геополитически мыслящие в интересах Запада интеллектуальные силы. Действия российского руководства на протяжении 1990-х годов также не свидетельствуют о понимании им геополитической природы дезинтеграционных процессов в стране.

России нельзя допустить обезлюдения ее огромных пространств - главной ценности ХХ1 века. Нужен скорейший поиск возможностей расширения демографической емкости ее северных территорий. Сейчас он во многом в сельскохозяйственном освоении экологически чистых горных и субполярных районов, которыми столь богата Россия. Прав Д.Б.Пришкольник, утверждающий что в условиях современной России вряд ли можно реально рассчитывать на отказ от хозяйственного развития и освоения новых районов, в том числе и с экстремальными природными условиями. Сходная ситуация возникает и в странах Латинской Америки [24].

Беда Севера России в том, что в него взрывоподобно вторглась цивилизация городская, индустриальная, чужеродная для его природы и коренного населения. В истории любой колонизации промышленному освоению предшествует сельскохозяйственное. С него начинается любая надежная колонизация. Сельский мир - надежный страж природы и страны.

Российский Север, как и когда-то Новый Свет, мог бы сыграть роль отдушины для прибывающих в Россию ее бывших сограждан, а в будущем, возможно, и для граждан других стран. Колонизация западных районов США и Канады тоже в свое время диктовалась притоком иммигрантов, стремившихся получить землю и завести свое хозяйство.

Возможны ли иные подходы к освоению Севера?

 Географического и  климатического  пределов  "осеверения" сельского хозяйства - считал Н.И.Вавилов [7] - не существует и рассматривал продвижение земледелия на Север как важнейшую часть создания продовольственной независимости страны. Накоплено много примеров былого растениеводческого освоения Севера [10].

Одно из преимуществ северного земледелия в том и состоит, считал Н.И.Вавилов [7], что применительно к суровым, зато устойчивым климатическим условиям, удается выработать надежную агрорецептуру и подобрать устойчивый набор сельскохозяйственных культур. Там каждое лето холодное, тепло - лимитирующий фактор возделывания растений. Но зато известно, что от каждого вегетационного сезона ожидать. Напротив, двигаясь с растениеводством на юг, доказывал Н.И.Вавилов, мы вступаем в зону "рискованного" земледелия. Здесь ничего нельзя предусмотреть. Предстоящий год может быть и дождливым и засушливым.

На руководимых Н.И.Вавиловым полярных станциях в Хибинах и на Печоре успешно вызревали высокогорные, а потом холодоустойчивые сорта средиземноморских овсов, эфиопских ячменей, памирских озимых пшениц. Из высокогорных Анд ученый вывез 18 новых видов картофеля и большинство их именно на Крайнем Севере давало нормальные клубни и выявляло исключительное плодоношение. Оно и понятно: сорта, собранные в высокогорьях, почти у снеговой линии, следует внедрять в высокоширотных, а не в умеренных условиях. Ученый готовил подлинную зеленую революцию, важное место в которой занимал Север, а не выведение отзывчивых на повышенные дозы химикатов растения.

Как указывал еще пионер освоения Севера Андрей Журавский [14, 13], там складывается уникальное сочетание континентальности и полярности. Каждая точка земного шара получает равное количество часов солнечного освещения. Но только на Севере подавляющее их большинство приходится на начало вегетационного периода. Если продолжительность солнечного освещения измерять не сутками, а теми часами, когда идет фотосинтез, то по сумме этих часов высокие широты намного превзойдут умеренные. Особенно благоприятный световой режим создается под континентальным небом Приполярной России и, по-существу, является нашим национальным достоянием. Было бы слишком расточительным не воспользоваться этим высоким потенциалом. Быть может он мог бы найти стране свое, только ей принадлежащее место в мире, а мир вышел бы здесь на порог нового витка решения проблем ресурсных войн и экологических катастроф.

Финляндия на своих гранитах стала крупнейшим экспортером масла, Швеция всему миру известна как поставщик усиленных скороспелых семян, а ведь у них нет ни тех роскошных пойменных лугов Севера, ни того богатого опыта его освоения, как у нас.

Уже с XVI в. поступают сообщения о быстром созревании хлебов на Севере России. Первому натуралисту, знакомившемуся с природой Русского Севера, Джону Традесканту в Холмогорах в 1618 г. показывали овес, который был обмолочен через 6 недель после посева, а также местную пшеницу и рожь [9]. Все население Печоры с XV до начала ХIX вв. кормилось своим хлебом и одевалось своим льном. Лишь возрастание цен на семгу и самоцветы сделало невыгодным хлебопашество. В XIX - начале ХХ вв. приличные урожаи картофеля, репы, редьки, лука собирались в Малоземельской и Большеземельской тундрах по рекам Несь, Пеша, Адзьва, в низовьях Печоры, на Соловецких островах, Кольском полуострове. Там также выращивались ячмень, рожь и пшеница [22, 8.13].

В дельте Оби (67 градус с.ш.) картофель давал урожай в 10-20 раз превышавший массу посаженных клубней [11]. По Енисею, в Туруханске (66 градус с.ш.) в прошлом веке сажали редьку, репу, картофель, свеклу и даже огурцы [30]. По Лене, у Сиктяха (70 градус с.ш.) созревали картофель, редька, морковь [5]. В Нижнеколымске, Верхоянске, Верхнеколымске удачными были попытки выращивания овса, ячменя и яровой пшеницы [6]. Давний опыт огородничества накоплен в долинах Пенжины, Анадыря, в Марковской впадине.

Сейчас успешные опыты выращивания сельскохозяйственных культур предпринимаются в основном на опытных станциях. В Норвегии посевы ячменя выходят к берегу Ледовитого океана. На земледельческой станции близ Тромсё (70 градус с.ш.) в открытом грунте выращивают корнеплоды, ячмень, овес, яровую пшеницу, озимую рожь. До самой северной точки Европы - мыса Нордкапа - доходят картофель, репа, брюква, морковь, а редис успешно разводится даже на Шпицбергене. Картофель, капусту и разные овощи выращивают в открытом грунте на Салехардской опытной станции. На Тиксинской сельскохозяйственной станции (около 72 градуса с.ш.) находятся самые высокоширотные в мире посевы белокочанной капусты, китайской репы, лука, укропа, щавеля и других овощей.

В целом же граница полярного земледелия в открытом грунте в настоящее время существенно сдвинута к югу. Там, где хлеба раньше вызревали, теперь не вызревают. Некоторые усматривают в этом проявление похолодания климата. Но, как справедливо указывает Н.Ф.Реймерс [35], трудности полярного земледелия коренятся скорее в запуске на малоустойчивые северные почвы структуроразрушающей мощной техники. В результате поле становится подобным дороге - в сухую погоду оно сплошная пыль, во влажную - грязь. Тяжелые трактора весной по нему не пройдут, приходится ждать пока можно будет пахать, сеять начинают еще позже, вот и не успевает вызреть урожай.

Другая причина неудач северного земледелия таится в нетрациональном размещении растениеводства. В холодных районах успешное проведение определенных хозяйственных мероприятий зачастую возможно в каких-нибудь 100-200 м от мест, где оно порой немыслимо вообще.

Примерно тот же незначительный процент населения России проживал на Севере и 100 и 300 лет назад, но в продовольственном отношении до 1930-х годов он находился на самообеспечении. В Мурманске в 1922 г. на каждые 100 жителей приходилось 37 коров, 60 овец и 45 оленей [8]. Сейчас столько коров не приходится и на сто дворов в лучших районах страны. В селении Нижняя Пеша, что и сейчас сохранилось на берегу Чешской губы, каждый двор в начале века держал по 10-12 коров, 4-6 лошадей, 25-50 овец, многие еще имели по 50-200 оленей. Население к тому же промышляло навагу, белугу, нерпу, тюленя [12].

Если на каждом квадратном километре Российского Севера держать хотя бы одного оленя, то общее их поголовье составит 10 млн голов, что эквивалентно 30 млн овец. Держать можно и более одного. На некоторых субантарктических островах на каждом квадратном километре выпасается по 40-60 оленей [29]. В начале нашего века на п-ве Тайгонос в Приохотье, в Березовском районе Тобольского Севера и на территории нынешнего Ненецкого автономного округа выпасалось по 400-600 тыс. оленей в каждом [16, 26]. Сейчас их там повсюду нет и нескольких десятков тысяч голов.

За последние 5 лет основное стадо оленей России сократилось с 2 млн. 304 тыс. голов до 1 млн. 749 тыс. [21]. Но даже это уменьшевшееся стадо составляет 60% мирового поголовья оленей. Еще в тундрах России выпасается около 1 млн диких северных оленей (40% мирового поголовья). По биосферной значимости стада российских оленей ни в чем не уступают всемирно известным популяциям крупных травоядных национальных парков Африки. Оленеводство могло бы стать нашей национальной гордостью хотя бы потому, что в Западном полушарии оно появилось только в конце XIX в. В основном проникло сюда из России. На Аляске, к примеру, выпасается всего 35 тыс. домашних оленей, но численность стада неуклонно растет.

Количество пород домашнего оленя могло бы не уступать породам коров или лошадей, но пока представлено только одной формой северного оленя. Кормовая база животноводства, благодаря селекции злаков, достигла высокой продуктивности и разнообразия. Злакам посвящены тысячи толстых томов. Кормовой базе оленеводства (ягелю) не отведено и десятитысячной доли того. Селекция кормильца нашего Севера еще впереди.

А можно ли еще севернее?

Понятие "Север", как и "Запад" в Америке, условно, подвижно и динамично. Для Киевской Руси "Севером" вполне мог быть Московский край. Знаменитый полярный исследователь

В.Стефансон [28] писал, что исторически человечеству хорошо были известны проблемы южных стран. В Египте и Вавилоне были пустыни, но их умели орошать и не стремились к освоению таких "холодных стран", как Греция и Италия. В свою очередь, ученые греки и римляне утверждали, что туманный и морозный климат Франции и Германии задерживает высшее развитие человека и что от этих стран и народов едва ли можно ожидать чего-нибудь хорошего.

В места со страшно холодным климатом ссылали нередко опасных граждан Римской Империи. Один из них, римский поэт Публий Овидий Назон с ужасом писал о суровом климате места своей ссылки - территории современной Молдавии:

...Здесь замерзает вино, сохраняя форму сосуда;

Вынут из кадки - не пьют: колют, глотая куском.

Высказать вам, как ручьи промерзают до дна от морозов, Как из  озер топором ломкую воду берут?

[цит. по 20, c.3].

Но всех мыслителей прошлого в подобных высказываниях превосходят наши современники. Так, электрик-атомщик В. Клименко пишет: "Никогда еще великие цивилизованные идеи не приходили из стран с коротким летом и восьмимесячной зимой. Наоборот, история показывает, что из этих стран в периоды климатических оптимумов и локальных демографических взрывов приходили только "лихие люди", способные лишь к насилию и бессмысленному разрушению и в лучшем случае к растворению в более благоприятной среде" [17].

Многим нашим современникам кажется что в стремлении человечества к своим высокоширотным пределам достигнута последняя черта, за которой царит неодолимый холод. На самом деле сегодня просматриваются принципиально новые пути и насущные потребности в освоении этих пока еще суровых для нас земель. Здесь, а не в сокращении населения, создании подводных городов или заселении космоса таятся резервы очередного ускользания человечества из под "мальтузианской ловушки".

Геополитическое мышление

Характерной чертой геополитического положения России является ее географическая близость ко всем мощнейшим и  наиболее густонаселенным государствам Европы, Азии и Америки. Россия последний экологический и пространственный резерв человечества в умеренных широтах.

Сила не прекращающегося ни на минуту экономического  и  демографического роста западной,  китайской,  японской, исламской, индуистской, латиноамериканской и африканской цивилизаций, за исключением ниспадающей во всех отношениях славяно-православной,  вызывает взаимное давление всех против всех.  Похоже,  что сегодняшний мир находится на грани новых грандиозных сдвигов.

Сегодня в мире вновь возвышается геополитическое мышление, связывающее возможности государств с расширением и перераспределением пространства. Самой серьезной проблемой становится его дефицит. Заполнение пространства идет чрезвычайно быстро. Умножаются также отбросы. Экологически благоприятные среды становятся важнейшим ресурсом тех стран, которые ими обладают, а их поиски основным занятием экономистов, политиков и ученых. Во все усиливающейся степени привлекает  их внимание огромность и незаселенность России.

Время свидетельствует: другие вместо нас возьмутся за освоение наших окраин. По всему периметру северных широт вторгается в "Российский Клондайк" цвет крупного международного бизнеса: Коноко, АРКО, АМОКО, Пепко, Шелл, Экксон, Бритиш Петролеум, Бритиш Газ. Завтра они за бесценок скупят остановленные рудники и фабрики, брошенные золотые прииски, законсервированные нефтяные скважины.

Мировой общественности внушается образ криминальной,  агрессивной, неуправляемой страны. Постоянно указывается на нерадивость и бесхозяйственность в использовании  российских просторов.  Густозаселенные цивилизованные страны имеют,  мол,  на них свои права.  Определенные надежды в установлении контроля над российскими  природными  ресурсами  связываются с предсказываемым потеплением климата.  Ставится вопрос об ограничении прав  государств  неспособных распорядиться выпавшими на их долю природными богатствами "нашего дома - космического корабля Земля".

России нельзя допустить обезлюдения ее огромных прострнств - главной ценности ХХ1 века. Нужен скорейший поиск возможностей расширения демографической емкости ее северных территорий. Сегодня он - в сохранении и развитии энергетической инфраструктуры России, в создании продовольственной независимости страны на основе сельскохозяйственного освоения Севера.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. А г р а н а т  Г.А.  Возможности и реальности освоения Севера: глобальные уроки. М., ВИНИТИ, 1992, 190 с.

2. А  р  с  к  и й Ю.М.,  Д а н и л о в - Д а н и л ь я н В.И., З а л и х а н о в М.Ч., К.Я.

К о н д р а т ь е в и др. Экологические проблемы: что происходит, кто виноват и что делать? М., МНЭПУ, 1997, 332 с.

3. Б о р и с е н к о Е. Обеспечение продовольствием регионов Крайнего Севера России // Обзорная информация. Проблемы окружающей среды и природных ресурсов. ВИНИТИ, 1997, 2, с. 86-94.

4. Б р у к С.И. Население мира. Этнодемографический справочник. М.: Наука, 1981, 900 с.

5. Б у н г е А.  Труды Русской полярной станции в устье Лены, т. 1. Спб., 1895.

6. Б у т у р л и н С.А. Отчет по снабжению продовольствием Колымского и Охотского края. Спб., 1907.

7. В а в и л о в Н.И.  Избранные труды в 5-ти т.,  т.  5, М.-Л., 1965.

8. В о л е н с Н.В.  Колонисты Мурмана и их хозяйство // Тр. Ин-та по изучению Севера. М., 1922, 22.

9. Г а м е л ь Н. Англичане в России в ХУ1 и ХУП столетиях // Приложение к ХУ тому Записок Имп.  Акад.  Наук.  Спб., 1869.

10. Г о л у б ч и к о в Ю.Н. География горных и полярных стран. М., МГУ, 1996, 304 с.

11. Д у н и н - Г о р к а в и ч А. Тобольский Север. Тобольск, 1911, вып.3.

12. Ж и л и н с к и й А.А.  Чёшская губа Северного Ледовитого океана. Архангельск, 1922.

13. Ж у р а в с к и й А.В. Приполярная Россия в связи с разрешением общегосударственного аграрного кризиса. Архангельск, 1908.

14. Ж у р а в с к и й А.В. Экономико-исторические и географические полярные границы внеземледельческой России. Архангельск, 1909.

15. З а й ф у д и м П.Х.  ТЭПы - локомотивы экономического роста // Российская Федерация, 1997, N 22, с 1-3.

16. К е р ц е л л и С.В.  Оленеводство СССР и его перспективы // Северная Азия, 1931, кн. 1, 2.

17. К л и м е н к о В.В.  Россия: тупик в конце туннеля // Общественные науки и современность, 1995, 1, с. 71-80.

18. К л ю е в Н.Н. Эколого-географическое положение России и ее регионов. М.: ИГАН, 1996, 160 с.

19. К о т л я к о в В.М., Л о с е в К.С., А н а н и ч е в а М.Д. Сравнение  нарушенности экосистем России и других стран Европы // Изв. РАН. Сер. геогр., 1998, 2, с. 18-19.

20. К р ю ч к о в В.В.  Север: природа и человек. М.: Наука, 1979, 128 с.

21. К р я к в и н а О. Пока не поздно, пока живы надежды // Экос-Информ, 1997, 6, с.35-40.

22. М а т в е е в Д.Н.  Земледелие на Соловках в прошлом и настоящем. Соловки, 1927.

23. П и в о в а р о в Ю.Л. Сжатие интенсивно используемого пространства: концепция макрорегионального развития России // Изв. АН, сер. геогр., 1997, 5, с. 114-124.

24. П р и ш к о л ь н и к Д.Б. Освоение территорий с экстремальными природными условиями // Изв. РАН, сер. геогр., 1998, с.78-89.

25. Р е й м е р с  Н.Ф. Цена равновесия . М., 1987.

26. С о с у н о в П.И.  Тобольский Север // Северная Азия, 1925, кн. 3.

27. С т а р и к о в В.  Большое переселение стоит больших денег // Российская Федерация, 1997, 22, с. 6.

28. С т е ф а н с о н В. Новая страна на Севере. М., 1933.

29. С ы р о е ч к о в с к и й  Е.Е.  Северный олень.  М., 1986.

30. Т р е т ь я к о в П. Туруханский край // Записки Географического общества по общественной географии, 1869, т. П.

31. Численность населения Российской Федерации по городам, рабочим поселкам и районам на 1 января 1994 г. М.: Респ. инф.-изд. центр, 1994, 208 с.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Голубчиков Юрий Николаевич старший научный сотрудник Географического факультета Московского Государственного Университета им. М.В.Ломоносова. Канд. геогр. наук, ст. наун. сотр.

Домашний адрес: 143540, Московская обл., Истринский р-н., Манихино, Первомайская 19 а.

ТЕЛЕФОНЫ: (095) 264-1374  (раб.)

домашние: 266-0018 спросить:  Манихино 292 в рабочее время

285-9000 спросить Манихино  292  после  20-00 и выходные дни

 

| Home | News | Projects | Articles | Photo Gallery | Maps | Discussions | Membership | Info | Contact us |

Copyright Permafrost International Inc. All rights reserved.